Как одна мама приняла проблемы ВИЧ/СПИДа в семье

Published: Август 1, 2011

Моя мать растила шестерых детей, в том числе и меня, вашего покорного слугу. Да, я самый младший в семье, но я могу многое объяснить в вопросах семейной жизни, однако, к сожалению, не все. Чтобы это понять, вы должны хорошо знать женщин, или, просто быть матерью.

Мама была с нами все время, а наш отец тогда служил летчиком военной авиации и большую часть времени проводил в отдаленных уголках мира, управляя его В-52 в течение более тридцати лет. Мама была для нас всем: воспитателем, учителем, исповедником, судьей и судом присяжных. Она постоянно выполняла свои родительские функции, и выполняла она их превосходно (и даже стильно, я бы сказал).

Однажды, когда я был уже достаточно взрослым, чтобы мог сам благополучно добираться домой из школы, мама решила продолжить свое образование. К всеобщему удивлению она получила степень магистра всего лишь за один семестр в Оксфорде и начала успешную карьеру в качестве управляющей библиотеки Государственного Университета Луизианы. С тех пор утекло много времени, мама уже на пенсии, но ее лицо на всю оставшуюся жизнь будет украшать милая ухмылка для всех тех дураков, которые также как и я думали, что ее таланты сводились только к участию в родительских собраниях.

В 1985 году она узнала о моем ВИЧ-статусе и отнеслась к этой новости также прагматично, как и к своей карьере. Она стала изучать вопросы, связанные с ВИЧ, всегда внимательно выслушивала меня, когда мне нужно было поговорить об этом, и однажды она отправилась в Лос-Анджелес вместе со мной на образовательный уикенд для людей, живущих с ВИЧ и их близких. Я никогда не забуду ее участия в секции по безопасному сексу, когда после ее окончания она догнала меня и спросила: «Марк, объясни мне, что такое римминг».

Ее жизнь была словно американские горки: она была Женщиной, которая вырастила шестерых детей, пережила несколько войн и наблюдала, как двое ее сыновей геев борются за жизнь с эпидемией СПИДа.

У меня остались вопросы, которые я всегда хотел задать моей маме: что она почувствовала, когда она узнала о моем ВИЧ-статусе, в то время, когда были самые мрачные годы пандемии, и как она прошла через эту трагедию в семье? В моем прошлогоднем видео интервью с ней (смотрите выше), она не уклоняется от ответов на эти вопросы.

Полный текст данной статьи доступен по следующей ссылке –

Добавить комментарий